Книжные истории: цикл виртуальных выставок
(о книгах из фонда редких и ценных изданий ФБ БГУ)


Никифоровский Н. Я. Очерки простонародного житья-бытья в Витебской Белоруссии и Описание предметов обиходности. (Этнографические данные). С географическим видом Витебской губернии и четырьмя чертежами в тексте. Витебск, Губернская типография, 1895 г.

Николай Яковлевич Никифоровский, наш земляк, этнограф, фольклорист, краевед родился в 1845 году в деревне Вымно Суражского уезда Витебской губернии (ныне Витебский р-н) в семье сельского дьячка.

Все дети, родившиеся до этого в семье Никифоровских, умирали. Поэтому, когда на свет появился Николай, родители решили прибегнуть к древнему поверью, которое гласило, что смерть может попасть в дом и забрать себе ребёнка только через дверь. Для того, чтобы совершить обряд крещения в церковь младенца вынесли из избы не через дверь, а через разобранную крышу, и таким же образом вернули обратно. Можно верить в это суеверие или не верить, но с тех пор в семье Никифоровских рожденные дети больше не умирали.

Образование Николай Яковлевич получил в Витебском духовном училище. В 1861 году, как лучший ученик училища, он был переведён в Витебскую семинарию, по окончании которого Никифоровскому предложили поступить в Петербургскую духовную академию, правда, за собственный счёт. Однако материальное положение семьи этого сделать не позволило и Николай Яковлевич начал работать учителем сначала в народном училище в деревне Ловжа, а впоследствии в учебных заведениях Витебска.

«Очерки» - главный научный труд Н. Никифоровского.
Книга дает полное представление о быте наших предков: где жили, что ели и пили, как одевались, работали, охотились и рыбачили. Каков был уклад семейной и общественной жизни, нравов, обычаев и поверий народа.

Умер Николай Яковлевич Никифоровский в 1910 году в Витебске. На здании бывшей гимназии, в которой он преподавал, установлена мемориальная доска.

В фонде нашей библиотеки хранится экземпляр «Очерков» с автографом Николая Яковлевича. Адресат - попечитель Виленского учебного округа, сенатор, действительный тайный советник Николай Александрович Сергиевский (1833-1900). Николай Александрович собрал библиотеку, которая насчитывала свыше 4 тысяч томов и часть своей библиотеки он подарил Виленской публичной библиотеке, частично в народные читальни и Управление Виленского учебного округа.

Напечатаны «Очерки» были в Витебской губернской типографии, которая просуществовала достаточно длительное время с 1797 года по 1917 г.
В начале XX века находилась в здании на Смоленской улице (сейчас улица Ленина, напротив сквера им. Маяковского).

Например, выпечка хлеба представляла собой целый ритуал. Читаем: «Если квашня исправна, пришлась по дому и по стряпухе, «утвора, или учина», делается часов за 10-12 перед печеньем хлебов, - что происходит после полудня, от 3-8 час. вечера. Некоторые причуды квашни требуют: а) чтобы она установлена была на одежную подстилку – шубу, армяк, балахон; б) чтобы слегка теплая вода пропускалась в нее чрез решето, а в крайнем случае – чрез ладонь и пальцы левой руки стряпухи; в) чтобы «учинныя» мука всыпалась руками стряпухи; г) чтобы «утвора» взбалтывалась специальной колотовкою, которая должна оставаться в ней, и д) чтобы квашня была прикрыта опять же верхнею одеждою, в таком расчете: если под квашней женская одежда, на квашне должна быть мужская, и наоборот. Те же причуды квашни требуют, чтобы она занимала неизменное место от «утворы до замесы» и чтобы с нею во все время, до выскреба теста, ведалось одно лицо… Снаровка стряпухи позволяет ей брать для «булки» почти безошибочное количество теста, которое она перекинет над квашней несколько раз с руки на руку и опускает на лопату… За последним хлебом печь закрывается заслоною; но стряпуха слегка отскребает оставшееся на стенках и дне тесто, из которого лепит «поскробыш». Вес и величина его случайныя, но потребители – всегда дети».

А вот как крестьяне называли свое жилище: «хорома, хоромина, хацёнка, халупка, хабунька, хибарка».

«Где Господь посылает частых детей, там при спальном ложе матери долгие годы и неизменно находится детская «колыбка». Она бывает двух видов: «колыска и зыбка», и состоит или из продолговатого ящика, или деревянной рамы, обтянутой вдавленным в них холстом… Существенная разница между «колыскый и зыбкый» состоит лишь в привесе и образе качания. Так, первая привешивается к потолочной или полатной балке и качается из стороны в сторону, а вторая – к концу гибкой жерди, которою зачастую бывает санная оглобля, и качается сверху вниз… Как известно, дитя помещается в колыбель лишь после крещения, а до сего времени оно покоится на подушке, на сложенной одежде, или же качается в подходящих «ночвычкых».

Ну и, конечно, мудрость наших предков ярко проявилась в пословицах и поговорках:

«Кали-б не дюрка у роци, дык-ба ходив чоловик у злоци».

«Кали-б ня ежа ды не одежа, дык-ба опрогся чоловик лежа»,

«Чужая хата – горей ката, а як свыя хатка – што родныя матка».